Главная страница
  Друзья сайта
  Обратная связь
  Поиск по сайту
 
 
 
 
  Детские сказки
  Белорусские сказки
  Поморские сказки
  Русские сказки
  Украинские сказки
 
  Кашубские сказки
  Моравские сказки
  Польские сказки
  Словацкие сказки
  Чешские сказки
 
  Болгарские сказки
  Боснийские сказки
  Македонские сказки
  Сербские сказки
  Словенские сказки
  Хорватские сказки
  Черногорские сказки
   
"Хитрый мышонок" - Сказки старой Европы

Аркадий Аверченко — Моя почтовая контора


Один очень русский человек поехал недавно за границу. Во Францию. В Марсель.

И вот какой разговор произошел у него с одним знакомым французом.

— Бонжур, мусью, — сказал наш русский на чистейшем русском языке.

— Здравствуйте, — отпарировал француз на чистейшем парижском арго. — Чем могу служить?

— А вот чем… Прослышал я, что у вас в Лионе проживает дядя — мусью Дюпон.

— Проживает.

— И что он раза два в месяц ездит по делам в Париж.

— Да, он очень деловой человек.

— Слава Богу! — расцвел русский. — Значит, мои справки верные! Так вот, у меня есть просьба. Видите ли… здесь, в Марселе, проживает один господин Гастон Дюбоск и хотя я с ним еще не знаком, но мне сообщили, что он почти каждую неделю ездит по делам в Лион… Вы следите?

— О, м-сье! Я очень заинтересован…

— Так вот! Что же делаю я? Я беру у вас рекомендательное письмо к вашему дяде, знакомлюсь с этим самым Гастоном Дюбоском и через него пересылаю вашему дяде в Лион и ваше рекомендательное письмо и мое собственное!

— Зачем же?!

— Неужели вы не догадались?! — торжествующе вскричал хитроумный русский. — Поймите вы, что мне нужно отправить одно письмецо в Париж. Марсельский Дюбоск берет его у меня, и при первой оказии везет его в Лион, находит там вашего дядю, передает ему, ваш дядя берет письмо, прячет в карман и при первой оказии везет в Париж. А? Здорово удумано?

Широко раскрыв рот, долго глядел, безмолвный, француз на русского.

— Послушайте… А почта?

— Какая почта?

— Обыкновенная. Почтовая почта.

— Виноват… Я вас не совсем понимаю…

— Почему же вам не отправить письмо по почте?!

— Разве можно?

— Что?

— По почте письма отправлять…

— Да вы знаете, как это делается?

— Н… нет.

— Видели вы на улицах такие желтые ящики, прикрепленные к стене? Вы опускаете ваше письмо в щель, специально для этого проделанную наверху — и ваше письмо идет, куда нужно.

— Да что ж там, канал подземный прорыт, что ли?

— Где канал?

— А вот от этого желтенького ящика до того места, куда должно дойти письмо. Воображаю, каких это денег должно стоить! Гм! А плеваться, молодой человек, нечего. Я так в другого плюну…

— Да ведь с вами святой терпение потеряет!! «Канал»… Просто к ящику подходит человек, отпирает ящик, забирает письма в мешок и несет на почту. Там их разбирают и отправляют на поезда. Поезда их привозят на место назначения, там опять разбирают и доставляют адресатам.

Ахнул бедный русский:

— Боже ты мой, как гениально просто! Как жаль, что у нас в России еще до этого не додумались. Мы ведь все больше с дядей знакомого отправляем!..

* * *

Что касается лично меня, то я последние годы тоже отправляю свои письма с чужим дядей.

Верный человек чужой дядя.

А почта… гм, да.

В наше время, когда стоимость жизни увеличилась ровно в сто раз — почта берет за доставку письма всего 70 копеек.

Как говорится — дешево, да гнило.

Собственно, я думаю, что современная русская почта существует, главным образом, для успокоения взбудораженных нервов пишущего письма человека.

Ему главное — написать, излить душу, а дойдет ли написанное по адресу или не дойдет — это дело второстепенное.

На этом основании и я думаю, что мне выгоднее всего бросить литературную деятельность и открыть собственную почтово-телеграфную контору.

Найду себе небольшое помещение в центре города, устрою там соответствующую святости места проволочную решетку, на фасаде повешу вывеску: «Почтово-телеграфная контора Аркадия Аверченко» — и начну яростно конкурировать с официальной почтой.

Сходство будет в том, что ни мои, ни их письма не будут доходить до адресатов, а разница в мою пользу потому, что я буду брать дешевле.

Чего там, мне не жалко. Все равно расходов, кроме найма помещения, никаких.

Я даже могу еще облегчить и удешевить жизнь моих клиентов. На официальную почту все-таки нужно приносить физические, материальные письма, запечатанные в конвертах, а у меня все будет делаться словесно. Клиент будет мне диктовать в окошечко, а я буду водить сухим пером на девственной бумаге — и все довольны!

А то ведь сейчас за бумагу и конверт не менее двух рублей сдерут. Да чернила! Да перо!

Я же повторяю, что современному человеку главное — облегчить свою душу. А о такой роскоши, чтобы его излияния адресат действительно получил — он даже и не мечтает: «Написано — и с плеч долой!».

У меня-то отношения к клиенту будут, пожалуй, почище, чем на официальной почте: я войду в положение, посочувствую.

Ах, как это ценит взбудораженный человек. Например:

К моему окошечку подходит молодой человек. Я ему сейчас же:

— Здравствуйте, как поживаете? Кому прикажете написать?

— Катерине Николаевне Ушковой. Она уже вторую неделю не приходит ко мне!.. Может быть, изменила.

— Ну, что вы! Вы такой красивый, как же вам можно изменить… Просто, вероятно, муж не пускает.

— Вы думаете? А все-таки напишите ей, что я на нее обижен и теряюсь в догадках.

— Это другое дело. Теряться можно. Я тут припишу также, что вы ее целуете двести раз.

— Не мало ли? — с сомнением поджимает губы молодой человек.

— Предовольно с нее. Хорошего понемножку.

— Слушайте… А вдруг это письмо попадет в руки мужа?

— Это-то? Могу головой ручаться, что не попадет.

— Вот это спасибо. До свиданья. Вы меня очень утешили. Да! Я ж адрес забыл сказать.

— Это неважно. Впрочем, если вы так настаиваете… Следующий! Что вам?

— Слушайте! Напишите этому проклятому Ножкину, чтобы он мне мою тысячу вернул. Можете представить — полтора года тому назад взял — до сих пор не отдает!

Я сочувственно качаю головой:

— Вот мерзавец-то! Повесить такого мало. Вы бы ему при встрече закатили хорошего тумака.

— Нет, вы лучше напишите, чтобы отдавал, а то я в суд подам.

— Извольте. Полтинник с вас за письмо и полтинник за конверт и бумагу. Только знаете, что: уверен я, что это письмо не произведет на него никакого действия.

— Вы думаете? Вот хам-то, а?

— Форменный. Всего хорошего. Кланяйтесь жене. Вам что, господин? Анонимный донос написать. Сделайте одолжение! У нас такое хорошее учреждение, что даже анонимные доносы никому не вредят. Степан! Стул господину доносчику. Курите?

* * *

Ну-ка, скажите по совести: если я открою такую контору — куда переберется вся клиентура?

Для пишущего в смысле сношения с адресатом результаты одинаковые — что там, что и у меня, но у меня дешевле! Но у меня теплое участливое отношение к изнервничавшемуся огорченному человеку, а в наше подлое время это — самое дорогое, самое нужное.


<<<Содержание