Главная страница
  Друзья сайта
  Обратная связь
  Поиск по сайту
 
 
 
 
  Детские сказки
  Белорусские сказки
  Поморские сказки
  Русские сказки
  Украинские сказки
 
  Кашубские сказки
  Моравские сказки
  Польские сказки
  Словацкие сказки
  Чешские сказки
 
  Болгарские сказки
  Боснийские сказки
  Македонские сказки
  Сербские сказки
  Словенские сказки
  Хорватские сказки
  Черногорские сказки
   
"Хитрый мышонок" - Сказки старой Европы

Андрей Прокофьев — Почти новогодняя история


Часть 1 (начало)

Шмель, две мухи и чернила

Фарфоровый горшок с ярким орнаментом стоял на маленьком столике у открытого окна.

Он был заполнен землей, вперемежку с песком. Из него торчала небольшая, пушистая веточка ели.

Толстый мохнатый шмель, прилетевший из городского парка, уселся на край горшка и неодобрительно посмотрел на елку.

— Что-то я не пойму… — пробормотал Шмель, трогая лапкой зеленые иголки, — Но мне кажется, это елка!

— Вы совершенно правы, господин шмель — откликнулась с потолка Назойливая муха, — Вот ведь ужас — вместо прекрасного цветка посадить здесь эту непонятную елку!

— Которая, того и гляди, завянет! — подхватила зеленая Навозная муха, рассматривая себя в зеркало на письменном столе.

— К чему она здесь? — задумался Шмель.

— Видите ли, господин шмель — затараторила Назойливая муха, радуясь, что нашла слушателя, — Девочка, что живет в этой комнате, долго болела. Она пропустила все Новогодние праздники и почему-то решила отпраздновать Новый год в июне! А вот эта веточка елки, как я слышала, будет украшена серпантином, так как…

— Новый Год? — перебивая муху воскликнул Шмель, — В июне?

— Да, да. Именно в июне! — закивала муха, перелетая на столик поближе к шмелю, — А говорят, давным давно, много лет назад, Новый Год и вообще встречали в сентябре.

— Кто говорит? — усомнился Шмель.

— Люди. — не растерялась Назойливая муха, — Люди, которые читают толстые, пыльные книжки!

— Совсем головы потеряли люди! — проворчала Навозная муха, не отрываясь от зеркала.

— Что же, это забавно! — пробасил Шмель и, потеряв интерес к елочке, переместился на письменный стол поближе к Навозной мухе.

Тем временем Навозная муха, налюбовавшись на свое отражение, сделала в воздухе реверанс и, усевшись на край темного стеклянного пузырька, потянулась, разминая свои крохотные косточки.

— Ох, уж эти люди! — зевнула она, покачиваясь на краю пузырька, — Посадили елку, ну, так добавьте деревцу навоза. Это же витамины, для роста полезно. С этими словами Навозная муха лихо опрокинулась в пузырек.

— Ты куда? — удивился Шмель.

— Караул! — раздалось из пузырька, — Тону!

— Что такое? — встрепенулась Назойливая муха, взлетая в волнении со столика, — Что случилось?

— Тону! — кричало эхо из пузырька.

— Сейчас! — зажжужжал Шмель, бросаясь на помощь.

Он протянул, насколько смог, в пузырек мохнатую лапку:

— Хватайся!

Еще через секунду Навозную муху извлекли на свет. Разбрызгивая во все стороны чернила (ведь свалилась муха именно в чернильницу), Навозная муха, воображавшая себя большой модницей, находилась в ужасном расстройстве.

— Вы посмотрите, во что превратилось мое дивное зеленое платье, — запричитала она, со слезами глядя, как черные капельки сползают с ее брюшка на стол.

«Тоже мне герой, — подумал шмель, благоразумно отходя в сторонку,- Мог ведь и утонуть с этой красавицей…».

На столе к тому времени образовалась приличная лужица чернил. Навозная муха, позабыв обо всем на свете, чистила себе крылышки.

— Какая огромная клякса, — подала голос назойливая муха, кружа над лужей. — Девочка ужасно расстроится, увидев такое страшилище на столе. Она похожа на бегемота.

— Кто? — не понял Шмель.

— Кто, кто, — обиженно выпалила Назойливая муха, — Клякса на столе!

За окошком с грохотом прогремел по рельсам трамвай. Стол вздрогнул, клякса всколыхнулась и, приняв форму солнышка, подскочило и ожило.

— Я не бегемот, — весело пропищала Клякса, — Я солнышко!

Назойливая муха, потеряв дар речи и, отчаянно маша крылышками, замерла в воздухе, боясь стронуться с места. Шмель застыл возле зеркала, с недоумением глядя на Кляксу. И только Навозная муха не обратила на происшествие никакого внимания. Последние чернильное пятнышко на левой лапке никак не удавалось очистить, и все ее мысли были заняты сейчас только этим.

— Что с Вами? — участливо спросила Клякса, оглядывая застывших насекомых, — Не бойтесь, я не кусаюсь.

— Ты откуда взялась? — пришел в себя Шмель.

— Из чернильницы, естественно, — улыбнулась Клякса, — Я там живу. Но с вашей помощью я выбралась на свободу и могу наконец вволю порезвиться.

Клякса превратилась в полумесяц и закачалась на столе из стороны в сторону.

— Ты высохнешь, — вдруг сообразила Назойливая муха, обессилено опускаясь на стол — Ты высохнешь, потому что чернила сделаны из воды, а вода высыхает!

— А ты злая! — обиделась Клякса и стала лягушкой.

— Мам-ма!.. — Назойливая муха кинулась к потолку, а шмель расхохотался густым басом.

Шлеп! Что-то тихо шлепнулось возле зеркала. Клякса-лягушка обернулась и увидела Навозную муху, которая от страха упала в обморок.

— Извините… — сконфузилась Клякса, становясь цветочком, — Я пошутила и больше так не буду.

— Однако, у Вас и шуточки! — заверещала Назойливая муха, с опаской спускаясь вниз, — Цветочком вы нравитесь мне больше.

Где-то в глубине квартиры захлопали двери, раздались голоса. Шмель, муха и Клякса настороженно переглянулись:

— Хозяева.

— Куда? — заметалась в панике назойливая муха.

— Спокойно! — приказал Шмель и, оглядевшись, скомандовал — Все за мной!

Словно мышка, он юркнул за большой горшок с геранью. Клякса и муха поспешили следом за ним.

— А я? — простонала Навозная муха, пытаясь приподняться, — Не бросайте меня! Пожалуйста!

Клякса, обернувшись, бабочкой подлетела к Навозной мухе, отчего та, вскрикнув; » Не тронь меня, чудовище!» — опять упала без чувств. Подхватив ее за ножки, Клякса бережно перенесла муху за горшок, и в эту минуту в комнату вбежала девочка.

— Мамочка! — с порога закричала она, — Надо быстрее полить елочку, а то она засохнет!

— Она же исскуственная! — заглянула в комнату удивленная мама и тут же скрылась на кухне.

— Ну и что? — погрустнела девочка, — Все равно надо полить. А завтра будет Новый Год!

— Не придумывай! — отозвался из кухни мамин голос, — Новый Год зимой!

— А завтра Китайский Новый Год!- обиженно возразила девочка, — Мне папа сказал.

— Папа, наверное, ошибся. — весело ответила мама, — И потом мы же не китайцы. У нас Новый Год зимой, в декабре.

— Ну, я же болела. — всхлипнула девочка, — Можно я встречу Китайский Новый Год?

Мама, бросив посуду, зашла в комнату.

— Конечно, можно, — улыбнулась она, присаживаясь вместе с дочкой на кровать. — Почему бы и нет? Ты окончательно выздоровела, и у тебя действительно начинается Новый Год. Здоровый, счастливый и веселый. А старый год, больной и неприветливый, остался позади. Так что, конечно, празднуй свой Новый Год!

— Но только завтра, — добавила мама, — А сейчас умываться — и баиньки.

— Спасибо, мамочка.

И обрадованная девочка, чмокнув мать, побежала в ванную.

Шмель, мухи и Клякса с интересом вслушивались в разговор. Клякса, правда, долго вертелась, превращаясь то в карандаш, то в ластик, а то даже в муху. Потом она стала небольшим ухом и затихла.

— Ты чего? — толкнул Кляксу Шмель.

— Так лучше слышно, — отозвалось ухо тоненьким голоском.

Навозная муха давно пришла в себя. Ее подружка Назойливая муха рассказала ей обо всех последних событиях со всеми подробностями, и теперь обе вздыхали, слушая разговор девочки с мамой.

— Это ж надо! — качала головой Навозная муха, — Новый Год по-китайски… — А я думаю, в этом что-то есть, — воскликнула Назойливая муха, — Это даже интересней, чем Новый Год, который зимой.

— Чем, простите, интересней? — не расслышал Шмель.

— Да хотя бы тем, что тепло! — воскликнула Назойливая муха, поражаясь своей гениальности, — Я, например, никогда еще не встречала Новый Год. Как осенью бывало заснешь, так просыпаешься только весной, и никакого тебе праздника.

— Да, в этом ты совершенно права! — кивнула Навозная муха в знак согласия.

— Ну, вообще-то, если честно, и мне нравится эта затея, — шепнул Шмель Кляксе, а вслух добавил, — По правде, и я никогда не встречал Новый Год, хотя и слышал о нем много интересного.

— Так, может, мы поможем девочке* — предложил Шмель, — И сами повеселимся!

— Чудесная идея, — обрадовалась Клякса, изобразив из себя елочную игрушку — шишечку, — Я знаю, как все организовать!

— Здорово! — оживился Шмель, — Страсть как люблю всякие приключения.

— Эй, болтушки, — прикрикнул он мухам, которые в воспоминаниях о своем детстве разошлись не на шутку, — Давайте-ка сюда. У нас тут есть идея.

Часть 2 (продолжение)

Новый Год

День плавно перетек в ночь. За окном стемнело, и на небо мягко выкатилась луна.

Девочка сладко посапывала в постельке, разметав по подушке волосы, а в комнате между тем шли оживленные приготовления к празднику.

— Так. — вовсю распоряжалась Клякса, раскинувшись звездочкой на верхушке елочки. — Нам нужны игрушки, чтобы украсить елочку. Шмель, не можешь ли ты позвать несколько своих приятелей? Они будут шишечками.

— Несомненно, — заверил Шмель, — Кстати, они будут очень рады.

— Ну, так лети! — кивнула Клякса.

— А вы, мухи, позовите светлячков. Нам нужны фонарики.

И обе мухи тотчас же исчезли в форточке.

Немного подумав, Клякса посмотрела на луну:

— Дорогая Луна, без твоей помощи нам не обойтись. Подари нам немного своих лучиков, и мы украсим ими комнату.

Кляксе показалось, что луна даже кивнула ей в ответ. И через мгновение потолок, стены и полы в комнате были изящно украшены тонкими серебристыми ленточками-лучиками, которые весело искрились в темноте.

— Красота! — охнула Клякса, сама не ожидавшая такого чуда.

В это время вернулся шмель с товарищами. Три толстых шмеля оживленно переговаривались, обсуждая предстоящее участие в празднике.

— Потише. — попросила Клякса, — Ребенка разбудите.

Шмели сконфуженно замолчали. Клякса объяснила им, что нужно делать, и те сразу заняли свои места, повиснув на веточках елки, словно мохнатые шишечки.

В комнату, запыхавшись, влетели довольные мухи и целый рой светлячков.

— Ого, — вздрогнула Клякса от восторга, — Сколько вас! Можно целую площадь осветить. Молодцы, светлячки!

— Молодцы мы, мухи, — заворчала было Навозная муха, обиженная, что ее обошли вниманием.

— Конечно, вы — молодцы в первую очередь. — извинилась Клякса.

— Я вот тут вспомнил, что на Новый Год принято дарить подарки, — вмешался Шмель, болтаясь на веточке ели.

— И на празднике должна звучать музыка — напомнила Назойливая муха, — Что за праздник без музыкантов?

Все разом притихли. Клякса задумалась.

— Что же делать?

— Может, пригласим сверчков? — неуверенно предложила Назойливая муха, — Я на всякий случай с ними поговорила, и они не против.

— Ты хорошо соображаешь, — пробасил удивленно Шмель, — А как насчет подарка? — Лучший подарок — цветы! — воскликнула Клякса, — Это я знаю точно.

— Здесь неподалеку растут прекрасные ромашки. — вспомнил Шмель, и посмотрел на своих товарищей, — Пожалуй, вчетвером мы сможем принести один цветок.

— Тогда поторопитесь! — одобрила затею Клякса.

Напряженно гудя, шмели осторожно пронесли ромашку в окошко и аккуратно положили ее на стол, рядом с елочкой.

Клякса закончила распределять светлячков, выстроила сверчков на книжной полке, и, внимательно посмотрев, что получилось, удовлетворенно вздохнула:

— Все готово!

Но как разбудить девочку? Клякса хотела опять обратиться к луне, но тут раздался голос.

— Разрешите мне попробовать?

Навозная муха в сверкающем изумрудном платье вылетела на середину комнаты и раскланялась ошеломленной публике. Светлячки тут же направили на нее свои фонарики, и муха заблистала как в свете прожекторов.

— Браво! — захлопал Шмель, и все подхватили, — Просим, просим!

Навозная муха плавно подлетела к девочке и неожиданно запела нежнейшим голоском:

Вставай, дорогая — пришел Новый Год!
Нарядная елка тебя уже ждет!

— Подумать только, куда делось ее вечное недовольство? — удивился шмель, — Вот уж не ожидал!

— Тише! — прошептала Клякса, — Она замечательна!

А Навозная муха между тем продолжала:

Пусть нету морозов — ни снега, ни льда!
От этого в празднике — больше тепла!

Девочка тревожно перевернулась на другой бок.

И елка искрится от лунных лучей!
И воздух наполнен — улыбкой друзей!

В этот момент девочка раскрыла глаза, и, выпрямившись, села на кроватке. Свесив ножки вниз, она растерянно рассматривала совершенно преобразившуюся комнату. Потом заметила маленькую муху в свете фонариков.

Все вокруг сияло и переливалось серебром. Елочка, украшенная шмелями, вспыхивала гирляндами светлячков, которые весело помахивали своими фонариками. Между тем нежный голосок мухи разливался по комнате:

— Давай же скорее — вступай в хоровод!
Мы вместе отпразднуем — твой Новый Год!

Муха отлетела на середину комнаты, и в дело вступили сверчки. Заструилась волшебная мелодия их скрипок, заполняя все пространство комнаты.

Светлячки, словно почувствовав свой выход, закружились по комнате в стремительном хороводе, в который ворвалась Навозная муха со своей чудесной песенкой:

Давай же скорее — вступай в хоровод!
Мы вместе отпразднуем — твой Новый Год!

Не выдержав, в такт мелодии зажужжали Шмели. Клякса исама, обернувшись бабочкой, пустилась в пляс, и девочка, окончательно проснувшись и еще не веря до конца в случившиеся чудо, несмело привстала с кровати и закружилась в фантастическом хороводе.

Потом Клякса в образе Снеговика, а также мухи и Шмель вручили девочке цветок и пожелали больше никогда не болеть.

Сверчки-музыканты сыграли в честь праздника несколько своих лучших произведений, а светлячки под их музыку исполнили воздушный вальс.

— Какой волшебный Новый Год! — хлопала в ладоши девочка, танцуя со светлячками — Как я об этом мечтала!

Клякса веселила девочку, совершая различные превращения. Она была то цветком, то снежинкой, то бабочкой, то куклой. Превращалась она даже в плюшевого мишку.

— Какая ты смешная! — смеялась девочка, трогая Кляксу-воздушный шарик. Клякса лопалась от щекотки, словно фейерверк, рассыпаясь в стороны и опять собираясь по капелькам, после чего становилась самолетиком.

— У-у-у… — гудел самолетик-Клякса, кружа по комнате, — С Новым Годом! А за ней стайкой летели шмели:

— С Новым Годом!

— С Новым Годом! — восхищенно повторяла девочка.

Веселье закончилось под утро. Луна собрала свои лучики, светлячки погасили фонарики, сверчки откланялись и разбрелись по домам.

— Спасибо Вам! — прошептала девочка, ложась в кроватку и прижимая к груди цветок, — Спасибо Вам, милые насекомые, за такой чудесный Новый Год!

— Счастья тебе, дорогая! — пропела Навозная муха, вылетая на улицу.

— Много радости! — добавила Назойливая муха.

— И здоровья! — прогудел Шмель, покидая комнату.

— Всего тебе самого хорошего! — улыбнулась Клякса и нырнула в чернильницу.


<<<Содержание